?

Log in

Предыдущие 10

1 июн, 2011

Старая пластинка - Александр Грин

Александр Грин. Звучащий альманах. / исполн.: С.Антонов, М.Ульянов, В.Тихнов, Н.Матвеева, В. Каверин, Н.Грин, Л.Шилов, С.Наровчатов; [сост.], ст. на конв.: Л.Шилов, реставр.:В.Парфенова, ред.: Т Тарновская, худ.: И.Озеров  - М.: Мелодия, 1989 (архивные записи Гос. лит. музея и Всесоюзн. радио 1961-1981): 33 об/мин, моно; 300 мм, в конв.- М40 48757 003.

Александр Грин в Библиотеке Мошкова

Биография Александра Грина

Сайт ГРИНландия

Эта пластинка продолжила ряд замечательных звучащих альманахов, составленных  Львом Алексеевичем Шиловым. В нее вошли размышления писателя Сергея Антонова и поэта Сергея Наровчатова, звучавшие на вечере, посвященном 100-летию Александра Грина в ЦДЛ,  воспоминания Вениамина Каверина, песни и стихи Новеллы Матвеевой, посвященные Грину (одно из них – Старинные корабли – прочел сам Л.А.Шилов).  Два рассказа Грина исполняют на пластинке Вячеслав Тихонов и Михаил Ульянов; здесь же представлен фрагмент радиоспектакля «Алые паруса».

Особого внимания заслуживают  звучащие в альманахе воспоминания о последних днях писателя его вдовы, Нины Николаевны Грин.  Эта запись была сделана ленинградскими школьниками из клуба «Алые паруса» в 1965 году.

Вот несколько фрагментов из альманаха:

</div>


 

</div>


 

</div>

 
 

</div>

 

 

</div>



Пластинка была  выпущена «Мелодией» в 1989 году, но готовилась раньше, и подбиралась, как без труда можно заметить, с огромной и нескрываемой любовью к писателю.

В этом нет ничего удивительного. Выброшенный в 1930-е - 40-е годы  за чуждостью мировоззрения и воспитательно-классовой ненадобностью из советского литературного обихода Грин вернулся к читателям только в конце 1950-х. И сразу стал одним из любимейших «учителей» шестидесятников.

Реалист Грин не был радикален как авангардисты 20-х, но стилистически он не был похож и на классиков реализма. Он был каким-то иным: неожиданным, «неправильным», открывавшим новые, прежде не знакомые, дороги в жизни и в литературе,  и потому оказался чрезвычайно современен.  Его формула «мечтай, достигай и не обобщай разочарований» в конце 1950-х казалась универсальной заповедью на все времена. Гриновские идеалы верной любви, бескорыстной дружбы, личной независимости, совестливости и нравственной чистоты, отвечали духовным устремлениям поколения, пытавшегося высвободиться из вязкого болота унылой и жестоко-двуличной сталинской казенщины. А тут еще космос, экзистенциализм, романтика кубинских барбудос – все так близко к Грину, хотя и совсем по-другому. И, конечно, очаровывала безудержная гриновская фантазия, звавшая куда-то в неведомое, вселявшая надежду на лучшее и веру в собственные силы.  Не из этой ли фантазии, в том числе, вышел в свое время Александр Беляев, тоже заново открытый в 1950-е, а позднее - Стругацкие?

Сейчас Александра Грина «окончательно и бесповоротно» считают детским писателем. Жаль, что бесповоротно  – хотелось бы повернуть.   

Обычные суждения на этот счет таковы: «Грин - это что-то сказочно-романтическое. В детстве читали и даже верили, а теперь-то знаем, что жизнь совсем не такая». И даже Мариэтта Омаровна Чудакова поставила его на детскую книжную полку (см. ее замечательную книжку «Время читать»). Между тем, Александр Грин писатель очень тонкий и разнообразный, как по тематике, так и по литературным приемам.  Да, большинство его произведений (но далеко не все, кстати)  увлекательны и «сюжетны». Они повествуют о цельных и сильных людях. Однако за этой внешней  стороной всегда скрываются полные внутреннего накала потаенные страсти и борения  героев, напряженная работа души. Сильный вдруг оказывается слабым или неуверенным, а слабый – удивительно твердым и принципиальным.  Все психологические оттенки  этой прозы будут понятны, пожалуй, только взрослым, тем, разумеется, кто захочет вникнуть в суть. Ну, действительно: кто сможет назвать, например, рассказы «Рука» и «Судьба, взятая за рога», звучащие на пластинке обычными произведениями приключенческого жанра?  И кроме того, Грин обладает свежим, пластичным, совершенно не архаичным русским языком и тонкой, озорной иронией. Его слово одновременно и удивительно  возвышенно и просто, а метафоры приводили в восхищение самого Юрия Олешу – непревзойденного мастера этого дела. Грин как-то самим строем фразы, своей неповторимой авторской интонацией облагораживает читателя. Это – искренность без фальши, ложного пафоса или назойливого учительства. Это – поэзия в прозе, нужная не только детям и подросткам, но и взрослым. Может быть взрослым даже больше.   

Грину, несмотря на его трудную жизнь (а жизнь у него была очень трудная и до, и после революции), удалось остаться, по крайней мере в своем творчестве, несгибаемым оптимистом. На вечный вопрос чего в человеке больше дурного или хорошего ответ Грина однозначен: хорошего много больше. В записи на пластинке вдова писателя Нина Николаевна Грин, рассказывает, что, несмотря на тяжелую болезнь, писатель до самой своей кончины работал над романом «о людях с душой, до которой не всякому положено дотронуться, с душой высокого напряжения и высокой чувствительности ко всему пошлому, недоброму и нехорошему…» Он и сам был обладателем такой души - большой русский писатель Александр Степанович Грин.  

19 май, 2011

Современники - Беседа с Ларисой Миллер.

В апреле этого года мне выпала неожиданная  радость познакомиться и побеседовать  с прекрасным человеком, замечательным поэтом Ларисой Миллер. Мы говорили о звуке в стихах, о поэтической интонации, об особенностях авторского и актерского чтения, о современном состоянии поэзии, о Сергее Филиппове и Льве Шилове.  Потом Лариса Емельяновна прочла новые стихи из своей большой рабочей тетради.  С ее любезного разрешения выкладываю здесь аудиозапись нашей беседы.   

 

</div>

 

Арсений Александрович Тарковский, в поэтическом семинаре которого Лариса Емельяновна  начинала когда-то свой литературный путь,  писал о ней  в одной из рецензий, что Лариса Миллер - «поэт гармонического стихотворения, <….> а язык её поэзии – чистый и ясный до прозрачности литературный русский язык <….>. Она говорит с читателем доверительно и доверчиво, как добрый и верный друг, ожидающий взаимного доверия в ответ на свои признания, на свою искренность и убеждённость». Эти свойства лирики Ларисы Миллер не только не исчезли в  круговороте минувших лет, но, кажется, даже усилились, став сознательным ответом поэта на вызовы нашего неспокойного времени.  Ее недлинные (обычно 8 -12 строк) стихотворения  несут в себе столько искренности, ровного  теплого света и оптимизма  и, вместе с тем, так эмоционально содержательны и психологически безупречны, что они  просто не могут не найти отклика в душе читателя или слушателя. И все это при удивительной для современной поэзии ясности и точности рифмовки (непреходящий индикатор поэтического мастерства).    Как точно заметил известный литературный критик Илья Кукулин, Лариса Миллер «продолжает традицию почти дневниковой философской лирики, которая в русской поэзии восходит к Тютчеву».

С недавних пор  Лариса Емельяновна ведет в Живом журнале свой блог «Стихи гуськом», где ежедневно размещает два стихотворения (давнее и последних лет).  Есть у нее и свой сайт, где можно прочитать стихи и послушать авторские записи.  Они вошли в подарочную аудиокнигу «Лариса Миллер. Стихи, проза, музыка»,  изданную в 2008 году как приложение к книжке  «Золотая симфония». Звукорежиссёрами этого проекта были Сергей Филиппов и Антон Королев. Диск  состоит из 5 альбомов (314 дорожек, около  6 часов звучания, МР3) со стихами и прозой в авторском исполнении, песнями на стихи Ларисы Миллер. В него включены и три  аудиосборника «Present continuous» 2003 года. Диск снабжен содержанием и афавитным указателем произведений, так что его вполне можно считать звучащим собранием сочинений.


 

11 май, 2011

Юрий Норштейн о стихах Маяковского


85 лет назад было написано одно из лучших, на мой взгляд, лирических стихотворений Маяковского «Разговор на одесском рейде десантных судов: «Советский Дагестан» и «Красная Абхазия»». В представленном ниже звуковом фрагменте это  стихотворение читает и комментирует Юрий Борисович Норштейн.



</div>


 

1 май, 2011

В парке Павловска

В средней полосе России май – время первых прогулок, первых встреч с обновленной природой. Предлагаю вниманию читателей журнала небольшой (7 минут) звуковой фрагмент из документального фильма Константина Артюхова «Поэзия садов» (Лентелефильм, 1985). Дмитрий Сергеевич  Лихачев читает стихотворение Анны  Ахматовой «Все мне видится Павловск холмистый…» и рассказывает о прогулках в павловском парке. 

</div>

 

 


10 фев, 2011

Памяти Ф.М.Достоевского

Достоевский Перова

Дьявол жалости и ангел злобы,
закопченный жизнью серафим,
захмелевший, словно крутолобый
желчи с сукровицею графин. 

Преступить? Навалено на плечи
горе да в количестве таком,
что трещат хрящи и, как на вече,
сердце бьет в набат под сюртуком. 

И сидит в великом искушеньи
возлюбивший чашу пить до дна,
испытавший богонарушенье
и упавший духом Сатана. 

И висит Голгофой крутолобье,
мрак багровый и самоарест.
Сам себе огромное надгробье,
над собою стохеровый крест.
                               
                                
9 мая 1965

                                                   Сергей Петров. 
                                                   в Интернете публикуется впервые [1]

 [1] Петров С.В.Собрание стихотворений. Книга I / Сост. А. Петровой и В. Резвого; послесл. Е. Витковского., М.: Водолей Publishers, 2008. С.543.

 *

Сто лет назад, в статье, написанной к тридцатилетию со дня кончины Достоевского, философ  Василий Розанов вспоминал о том, как он услышал печальную весть о смерти писателя: «…Мы, толпою студентов, сходили по лестнице из «большой словесной аудитории» вниз... И вдруг кто-то произнес: «Достоевский умер... Телеграмма».— Достоевский умер? Я не заплакал, как мужчина, но был близок к этому. <…> «Достоевский умер»: и значит живого я никогда не могу его увидать? и не услышу, какой у него голос. А это так важно: голос решает о человеке все... Не глаза, эти «лукавые глаза», даже не губы и сложение рта, где рассказана только биография, но голос, т. е. врожденное от отца с матерью, и следовательно, из вечности времен, из глубины звезд...»

Нам кажется само собой разумеющимся, что голос Достоевского не был записан – автор Идиота и Карамазовых жил полтора века назад. Даже Толстой стоит вроде бы ближе к нашему времени: он, все-таки, видел синематограф, диктовал, как тогда говорили, в фоногорАф. Но штука в том, что и Достоевский мог быть записан. Пуcть теоретически, но все же – мог. И Розанов мог бы услышать его голос и в 1881 году, и позднее. Ведь первый свой звукозаписывающий аппарат Эдисон представил публике в 1877, за четыре года до смерти писателя, а первая демонстрация фонографа в России состоялась, по некоторым данным, в 1879 году. Остается только сожалеть, что новое устройство, как это часто бывает, не сразу было оценено по заслугам, и когда в конце века пионер отечественной фонозаписи Юлий Иванович Блок приступил к формированию своей знаменитой коллекции и записывал голоса Якова Полонского, Петра Ильича Чайковского и Льва Толстого, Достоевского уже не было в живых. А позднее  никому, по-видимому, не пришло в голову записать воспоминания Анны Григорьевны Достоевской или дочери писателя, Любови Федоровны. Эти записи тоже оказались бы для нас бесценными.

 *

Человеческий и литературный образ Достоевского слишком сложен, и о нем написано слишком много, чтобы можно было вот так запросто добавить что-то от себя. Из сказанного о нем в последнее время я выделил бы вот эти два стихотворения (оба - 2005 года). По-моему, многое в них угадано точно. Читают авторы -Александр Кушнер и Александр Городницкий.

</div></div>

 


 

К годовщине гибели Пушкина

Двадцать четыре года назад, когда отмечалось 150-летие со дня роковой дуэли, известный историк, знаток и исследователь творчества Пушкина Натан Яковлевич Эйдельман выступал в Литературном музее с небольшим сообщением, посвященным опыту прочтения романа Евгений Онегин. Запись этого выступления, хотя и неверно датированная, сохранилась в архиве ЦДЛ. (Она отнесена к 1989 году и считается сделанной незадолго до кончины Эйдельмана, однако целый ряд обстоятельств, прямо и косвенно упомянутых Натаном Яковлевичем в его выступлении, позволяет однозначно датировать ее февралем 1987 года).  

Вне основного сообщения (сначала во вступительном слове к нему, а потом – отвечая на вопросы собравшихся) Эйдельман кратко рассказал о прошедшем в те же дни в Ленинграде вечере памяти пушкинистов, который придумала и организовала  Зоя Борисовна Томашевская. Участвовали Л.Я.Гинзбург, В.Э.Вацуро, А.М.Панченко и другие видные историки и филологи. Вспоминали учителей: Модзалевского, Цявловского, Эйхенбаума, Тынянова, Бонди, Оксмана – всех тех, кто знал и понимал о Пушкине может быть даже больше, чем он сам знал и понимал о себе, как сказал когда-то Михаил Осипович Гершензон.  

Сейчас большинства  тех, кто принимал участие в том вечере, тоже уже нет в живых, и  рассказ Эйдельмана в Литературном музее приобретает в наши дни вдвойне мемориальный характер – это дань памяти всей советской пушкинистике.   Шестиминутный файл, который я предлагаю послушать, смонтирован  из фрагментов того выступления. К сожалению, основная запись обрывается если не на полуслове, то как бы на половине мысли.  Однако угадать, что хотел сказать Натан Яковлевич, пожалуй, не сложно: Маяковский и Пастернак выступали, скорее, не против пушкинистики как таковой, а только против конкретных взглядов и интерпретаций П.Е.Щеголева, того влияния, которые они оказывали на неподготовленную публику. 
 

</div>

Мне показалось нелишним именно сейчас напомнить об этих двух событиях: ленинградском вечере и выступлении Эйдельмана в Литературном музее, еще и потому, что  в последние 10-15 лет имя Пушкина так затерли и опошлили, что, кажется, уже и просвета не найти. (Кстати, по-видимому, так было всегда - по крайней мере, Н.Я. тоже начинает свое выступление с обсуждения этой темы).    А в следующем году нас ждет очередная «юбилейная» годовщина – 175 лет со дня смерти поэта. Что разразится в печати и на ТВ даже страшно представить:  планка допустимого и так, кажется,  уже лежит на земле.

1 фев, 2011

Фонографика

Восстановлена запись об Александре Межирове из рубрики "Старая пластинка" (август 2008). Заменен звуковой файл.

29 янв, 2011

Три фрагмента о Чехове



Профессор, литературовед Борис Валентинович Аверин размышляет о проблеме понимания в рассказах Чехова (фрагмент лекции «Рациональное и иррациональное в литературе и жизни», год записи неизвестен, 14:18)

 

</div>

 

 

 Театральный критик, историк театра Анатолий Миронович Смелянский рассказывает о легендарной постановке чеховской Чайки Московским художественным театром в 1898 году (фрагменты телепрограммы «Живешь в таком климате…», 2010 год, 13:00) 
 
 

</div>


Поэт Юрий Давидович Левитанский говорит о влиянии Чехова на его творчество и читает два стихотворения (Элегия и Ялтинский домик) (фрагменты д/ф «Поэзия. Юрий Левитанский», 1987 год, 4:42)
 

</div>

 

 

27 янв, 2011

Старая пластинка - Илья Эренбург

Поэты читают свои стихи. Илья Эренбург / исполн.: Э.Эренбург - М.: Всесоюзная студия грамзаписи, [1960]: 33 об/мин, моно; 175 мм, в конв.- 33Д 0009401-2.

Русская советская проза. Илья Эренбург / исполн.: Э.Эренбург: Хулио Хуренито, фрагмент из 18 гл. романа; Люди, годы, жизнь, фрагмент  - М.: Всесоюзная студия грамзаписи, [1965]: 33 об/мин, моно; 250 мм, в конв.- Д15783-4.

Две пластинки, о которых идет речь – миньон со стихами и гранд с прозой - были выпущены Всесоюзной студией грамзаписи в 1960-х годах, когда старшему и среднему поколению еще были памятны военные очерки Эренбурга, а молодежь уже зачитывалась его воспоминаниями, собранными в книге «Люди, годы, жизнь».

Вообще, Илья Григорьевич Эренбург был и остается одной из самых противоречивых фигур русской культуры XX века. Несмотря на ореол убежденного западника, социалиста европейского типа, человека всё «про них» понимающего, учителя шестидесятников, Илья Григорьевич даже в самые тяжелые годы ежовщины и ждановщины был вполне признан и официально востребован. А если и колебался, то всегда только вместе с линией партии, или, вернее, в рамках, этой линией определяемых.  Да, он всю жизнь боялся и ждал «гостей дорогих», но, ведь, и сам предлагал себя власти. Его имя и талант публициста широко использовались советской пропагандой для создания привлекательного образа сталинского режима в зарубежных интеллектуальных кругах. Он мог разговаривать с европейскими левыми на одном языке и поэтому  «хозяин» до поры нуждался в нем, позволяя Эренбургу несколько больше, чем другим. Хотя и его мог прихлопнуть в любой момент как Кольцова, Михоэлса или даже Горького.

Такая двойственность (если не сказать двусмысленность) положения Эренбурга закрепила за ним весьма привлекательный для большинства советской, конформистской в своей основе, интеллигенции образ человека служащего режиму верой и правдой, но одновременно противостоящего этому режиму убеждениями и принципами. «Посмотрите на Эренбурга! Значит, можно и так!» Кажется, этот образ «верноподданного инакомыслящего» был в значительной степени преувеличен во второй своей части. Об этом косвенно свидетельствуют воспоминания людей, общавшихся с Ильей Григорьевичем на склоне его лет в относительно «вегетарианские» брежневские годы. Он жил в номенклатурном доме напротив Моссовета и старался не подписывать протесты и ходатайства, которые ему приносили. Впрочем, ни обвинять, ни судить людей той эпохи мы, наверное, не вправе. Каждый выживал, как мог, и случай Эренбурга далеко не самый скверный.  

Автор книги об Эренбурге, известный литературовед и критик Бенедикт Сарнов справедливо отмечает, что в творческом плане Эренбург прожил весьма счастливую жизнь. В предреволюционные и революционные годы были популярны его стихи, нашедшие отклик у Максимилиана Волошина. В начале 20-х годов был написан роман о Хулио Хуренито - один из главных в творчестве Эренбурга. В начале 30-х - времени коренного перелома и сталинских репрессий - Эренбург написал одну из самых знаменитых книг о сталинской индустриализации и построении социализма в СССР - роман «День второй» - довольно нестандартную по своему взгляду. Перед самой войной все зачитывались его романом «Падение Парижа», после войны - романом «Буря». А в начале 1960-х одной из самых читаемых книг стали мемуары Эренбурга «Люди, годы, жизнь», о которых я упоминал выше. Не говоря уже о том, что маленькая и, честно говоря, не слишком интересная повесть "Оттепель" - дала название целой эпохе.

Но апогеем литературной и общественной деятельности Эренбурга был, конечно, период Великой Отечественной войны. Эренбург был убежденным антифашистом еще со времен событий в Испании, в которых он принимал активное участие.  Его публицистика военного времени выливалась в открытую пропаганду ненависти к врагу. Он писал по несколько статей в день. Как сказал Вениамин Каверин, стук его пишущей машинки раздавался тогда на весь мир. Эренбург часто выступал по радио, читал свои стихи, очерки, обращался к солдатам и жителям тыла. Из этих выступлений почти ничего не сохранилось.

Вот два пронзительных стихотворения из испанского цикла ( «В январе 1939 года» и «Разведка боем») с первой пластинки.

</div>

26 янв, 2011

Новые диски


За то время, что журнал не обновлялся, появились новые диски, о которых необходимо сказать несколько слов. Начнем с длящихся проектов, о некоторых из которых мы уже говорили.

*

К 100-летию Ираклия Луарсабовича Андроникова студия «Звуковая книга» подготовила и выпустила звучащее собрание сочинений знаменитого литературоведа и рассказчика на 8 дисках. 

1.      Ираклий Андроников. Человек-театр. Диск 8: Был ли знаком Лермонтов с Пушкиным? (1954); Подпись под рисунком (1954); Неизвестные записи Владимира Яхонтова (1958); Поэзия Михаила Лермонтова(1953) / исполн.: И.Андроников, В.Яхонтов – [М.]: Звуковая книга, Из собрания Гостелерадиофонда, [2008]: MP3 (192 кбит/с, 16 бит, 44.1 кГц), моно; CD, в упак., вр. зв.: 01:36:00

2.      Ираклий Андроников. Человек-театр. Диск 7:Великая эстафета (1962); На Пушкинский праздник (1975); О собирателях редкостей (1960) / исполн.: И.Андроников – [М.]: Звуковая книга, Из собрания Гостелерадиофонда, [2008]: MP3 (192 кбит/с, 16 бит, 44.1 кГц), моно; CD, в упак., вр. зв.: 01:53:00

3.      Ираклий Андроников. Человек-театр. Диск 6:Поет Федор Шаляпин (1967); Четырнадцать русских троек (1975) / исполн.: И.Андроников, Ф.Шаляпин,  И.Архипова, В.Левко, И.Скобцов, Л.Русланова, А. Эйзен, Б.Гмыря, С.Лемешев, Н.Обухова,  Н.Кондратюк, А. Иванов-Крамской (гитара), М.Сахаров (фортепьяно) З.Бутырина (фортепьяно). Оркестр русск. нар. инстр. ВР и Т., Гос. русск. нар. оркестр им. Осипова, Анс. нар. инстр. – [М.]: Звуковая книга, Из собрания Гостелерадиофонда, [2008]: MP3 (192 кбит/с, 16 бит, 44.1 кГц), моно; CD, в упак., вр. зв.: 01:45:00

4.      Ираклий Андроников. Человек-театр. Диск 5:Загадка Н.Ф.И.; Грани прекрасного / исполн.: И.Андроников – [М.]: Звуковая книга, Из собрания Гостелерадиофонда, [2008]: MP3 (192 кбит/с, 16 бит, 44.1 кГц), моно; CD, в упак., вр. зв.: 01:43:00

5.      Ираклий Андроников. Человек-театр. Диск 4: Василий Качалов в гостях у Алексея Толстого; Первый раз на эстраде / исполн.: И.Андроников – [М.]: Звуковая книга, Из собрания Гостелерадиофонда, [2008]: MP3 (192 кбит/с, 16 бит, 44.1 кГц), моно; CD, в упак., вр. зв.: 01:37:00

6.      Ираклий Андроников. Человек-театр. Диск 3: Тагильская находка; Устные рассказы / исполн.: И.Андроников – [М.]: Звуковая книга, Из собрания Гостелерадиофонда, [2008]: MP3 (192 кбит/с, 16 бит, 44.1 кГц), моно; CD, в упак., вр. зв.: 01:34:00

7.      Ираклий Андроников. Человек-театр. Диск 2: Альбом Одоевского; Лирика Лермонтова / исполн.: И.Андроников – [М.]: Звуковая книга, Из собрания Гостелерадиофонда, [2008]: MP3 (192 кбит/с, 16 бит, 44.1 кГц), моно; CD, в упак., вр. зв.: 01:27:00

8.      Ираклий Андроников. Человек-театр. Диск 1: Бородино Лермонтова; Из жизни Остужева / исполн.: И.Андроников – [М.]: Звуковая книга, Из собрания Гостелерадиофонда, [2008]: MP3 (192 кбит/с, 16 бит, 44.1 кГц), моно; CD, в упак., вр. зв.: 01:49:00

В основу этого проекта легли записи телевизионных и радиовыступлений из собрания ГТРФ 50-х -70-х годов. О собрании выступлений Андроникова, выходившем в свое время на виниловых пластинках, я уже рассказывал.

*

Компания КонтентМедиа продолжило серию «Поэты серебряного века в исполнении Веры Павловой» (см.здесь и здесь).   К дискам Ахматовой, Мандельштама, Пастернака и Цветаевой добавились теперь пластинки Блока, Есенина и Михаила Кузмина:

9.      Александр Блок. Читает Вера Павлова / исполн.: В.Павлова, Д.Бак (комм.), продюс.: А.Яркин – [М.]: КонтентМедиа, Поэтическая серия, [2009]: MP3, стерео; CD, в упак.

10. Сергей Есенин. Читает Вера Павлова / исполн.: В.Павлова, С.Гандлевский (комм.), продюс.: А.Яркин – [М.]: КонтентМедиа, Поэтическая серия, [2009]: MP3, стерео; CD, в упак.

11. Михаил Кузмин. Читает Вера Павлова / исполн.: В.Павлова, А.Гаврилов (комм.), продюс.: А.Яркин – [М.]: КонтентМедиа, Поэтическая серия, [2009]: MP3, стерео; CD, в упак.

Как и прежде, для музыкального оформления каждого из дисков был выбран музыкальный инструмент, созвучный не самим стихам, а образу поэта в целом. Для Блока таким инструментом стала русская гитара, для Есенина - балалайка, для Кузмина – гусли. Комментарий к стихам дали Дмитрий Бак, Сергей Гандлевский и Александр Гаврилов (соответственно). О ценности чтения поэтами стихов чужих стихов мы уже говорили неоднократно (см. например: здесь и здесь)

*

Издательсство «Союз» продолжило выпуск звучащего собрания сочинений А.И.Солженицына. В 2009 году на четырех дисках вышли отрывки из «Красного колеса», а в 2010 – пластинка со стихотворениями.

12. Александр Солженицын. Красное колесо. Узел III. Март Семнадцатого / исполн.: А.И.Солженицын, текст буклета: Н.Солженицына, продюс.: В.Воробьев – М.: Книга вслух (Концерн Группа СОЮЗ), 2009: MP3 (192 kbps, 44100 Hz),  стерео; 4 CD, в упак.; вр. зв.: 32:05:00

13. Александр Солженицын. Дороженька. Стихи тюремно-лагерных лет / исполн.: А.И.Солженицын, текст буклета: Н.Солженицына, продюс.: В.Воробьев – М.: Книга вслух (Концерн Группа СОЮЗ), 2009: MP3,  стерео; CD, в упак.

О записях Солженицына см. здесь.

Предыдущие 10

Июнь 2011

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Трансляция

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com